практика продления жизни окажется безрезультатной, если не совершать ее усердно и упорно”.

doklet vietnam“К сожалению, люди, которые самостоятельно практикуют путь спасения жизни, не в состоянии достаточно жестко приучить себя к суровой дисциплине и лишениям, необходимым для совершенствования в области сокровенно-тайного. Такие люди в конце ко

нцов соблазняются занятиями, приносящими высокое жалованье, и отступают прочь с пути, ведущему к благу от горестей старости. Таким образом, внутри они губят самих себя, а вовне создают соблазны для тех, кто придет после них.
Обретению состояния бессмертного можно научиться. Но подобно тому, как ячмень и просо не дадут урожая, если землю не перепахать, их зерна не посеять, не заботиться о них и не собрать созревшую жатву, – подобно этому и практика продления жизни окажется безрезультатной, если не совершать ее усердно и упорно”.
________________
Гэ Хун, трактат “Баопу-цзы”

iron needle an Zhenwu

Long ago, before he became an immortal and the God of Wudang, Zhen Wu came to Wudang to cultivate himself and pursue the Dao. One day, during Zhen Wu’s arduous practice and cultivation he found himself frustrated and unable to endure. Disappointed in himself, he left his training and descended the mountain. Upon his hike down he happened upon an old woman grinding a large iron pestle. Upon encountering this, Zhen Wu curiously asked the woman what it was she was doing. Her response was that she was grinding and polishing the large iron pestle in order to make a needle and that her efforts would undoubtedly lead to success. Upon hearing this, Zhen Wu immediately realized that this woman’s efforts were exactly like his efforts in self-cultivation and he returned up the mountain to continue his practice. It was only after having this experience and understanding that he was able to become an immortal and ascend to heaven.

This story of Emperor Zhen Wu’s is an important one for those on the long road of personal cultivation. It is also an important story for those who are not practitioners of Daoism or kung fu. It is one that teaches us how to reinforce our wills and keep the fires of determination burning brightly inside of us. For the sake of simplicity, we will use the parable of practice throughout this article. In kung fu practice, there are days, weeks, and sometimes months where one may feel no progress has been made and sometimes a feeling that one has even taken steps backwards. But in order to truly advance and succeed, we must accept that some days and weeks are better than others and that we must continue to grind the iron pestle no matter the challenges that we may face. For it is only through perseverance, determination, and devotion to one’s practice that success is delivered.

Allowing frustration to guide our actions and emotions will only further perpetuate this negativity that we feel. If we can accept that our practice is just like the grinding of the iron pestle, then we will understand that we must continue to grind and polish ourselves in order to succeed. We must be willing to rise to the challenges that are placed in front of us in order to gain true wisdom.

Dao

  1. Путь, который можно пройти, не есть постоянный Путь. (Торчинов)

  2. В Пути, по которому можно идти, нет ничего от вечного Дао-Пути (Торчинов)

  3. «Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао». (Ян Хин Шун)

  4. Путь, что кончается целью, не может Путем быть Извечным. (Кувшинов)

  5. Избранный Дао — Дао не постоянный. (Юй Кан)

  6. Постоянный Путь составляется из возможности выбора Пути и невозможности выбора Пути. (Виногродский)

  7. Дао, которое может быть высказано, не есть постоянное Дао (Лукьянов)

  8. Истину можно выразить необычным методом. (Странник)

Объяснение чертежа Великого предела

Беспредельное, а затем – Великий предел!
Великий предел приходит в движение, и порождается ян. Движение доходит до предела, и наступает покой. В покое рождается инь. Покой доходит до предела, и снова наступает движение. Так, то движение, то покой являются корнем друг друга.
Разделяются инь и ян – поэтому устанавливаются два образа.Изображение
Ян превращает, инь соединяет – происходит рождение воды, огня, дерева, металла, почвы. Пять пневм распространяются в должном порядке – четыре времени совершают свой ход.
Но пять стихий – это только инь и ян, инь и ян – это только Великий предел, а Великий предел коренится в Беспредельном!
Когда пять стихий рождаются, каждая наделяется своей природой.
Истинное в Беспредельном, эссенции двух и пяти таинственным образом соединяются, и происходит затвердевание.
“Небесное дао устанавливает мужское, земное дао устанавливает женское” (7). Две пневмы взаимно возбуждаются и производят 10 тысяч вещей. 10 тысяч вещей рождаются и рождаются, и превращениям нет конца.
Только человек приобретает все это в совершенстве и наиболее одухотворен. Его тело оформляется, дух начинает познавать, пять природ приходят в движение, добро и зло разделяются – возникают 10 тысяч дел.
Совершенномудрый упорядочивает это с помощью срединности, прямоты, милосердия, справедливости (разъяснение Чжоу-цзы: “Дао совершенномудрого – это только милосердие, справедливость, срединность и прямота”), и главенствует покой (разъяснение Чжоу-цзы: “Отсутствие желаний – причина покоя”). Этим устанавливается предел человека.
Поэтому совершенномудрый “с Небом и Землей согласует свою благодать, с Солнцем и Луной согласует свою прозорливость, с четырьмя временами согласует свой распорядок, с демонами и духами согласует свое счастье и несчастье” (8). Благородный человек совершенствуется в этом и счастлив, низкий человек идет против этого и несчастлив.
Поэтому сказано: “Установили дао Неба – инь и ян, установили дао Земли – мягкое и твердое, установили дао Человека – милосердие и справедливость” (9).
И еще сказано: “Истоки начала есть оборотная сторона конца – в этом познается объяснение смерти и рождения” (10).
О, как велики “Перемены”! В этом их совершенство!

600000 cтолетних предполагается будет в США 2050ГОДУ

долголетие

Человек достигший долголетия почитаются в Китае Им дают разные подарки

При входе  императора они могли сидеть. Китайцы одержимы здоровьем, долголетием.

WU-DAO

Уданский даосизм включает и кулинарию и фармакологию и медицину

и саморазвитие ФИЗИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ

DAOSHI ДАОСС !Служащий дао

В китайской культуре вообще господствуют неформальные связи,

В китайской культуре вообще господствуют неформальные связи, там всякая корпорация говорит постороннему: «Не ваше дело! Хотите соучаствовать в нашем деле с нами – участвуйте, но не пытайтесь составить объективное знание о том, что нас соединяет. Разве не так живут люди? Они ведь не знают, за что любят ближнего, а если знают – значит, не любят. Культура, как артикулированная и возвышенная жизнь, не обязана объяснять, ее задача – обеспечить течение народной жизни, она не занимается сопоставительным менеджментом, поэтому проблема межкультурных различий – это наша проблема, проблема науки, а не проблема самой культуры

Китайцы и Лаоцзы

что китайцы, как и европейцы, не могут посмотреть на себя со стороны и увидеть себя объективно. Но они в этом и не нуждаются – они живут в своей традиции. Жизнь – вещь прагматическая, а не идеологическая. Поэтому в Китае нет никакой специальной моды на старый Китай, а к нам, ученым, изучающим Лао-цзы или Конфуция, рядовые китайцы относятся хоть и одобрительно, даже с восхищением, но про себя считают, что это – слишком сложно, и что лучше пусть этим занимается кто-нибудь другой. «Мы лучше заработаем деньги», – как бы говорят они. Я как-то спросил одну знакомую тайваньскую миллионершу: «Если есть деньги, почему бы не заняться Лао-цзы?». Ее ответ был показателен: «Если есть деньги, зачем же заниматься Лао-цзы?». И она по-своему права: Лао-цзы не надо заниматься. Лао-Цзы говорил, что надо просто жить естественно. Только тем, кто не способен жить естественно, приходится «изучать» его философию.

Про Китайцев старость и учебу

Конфуций говорит: «В 15 лет я устремился к учебе. В 30 лет стал самостоятельным. В 40 лет освободился от сомнений. В 50 лет познал веление Неба. В 60 лет научился во все вникать. С 70 лет следую желаниям сердца и не нарушаю правил». На дальнем Востоке это – классическое изречение, его все знают назубок и по нему живут. Из этого не следует, что на Востоке люди «живут как деревья», хотя это принцип действует, и человек, старший по возрасту, должен быть выше по положению. В Японии стаж вообще является определяющим фактором при карьерном росте, и человек автоматически продвигается по служебной лестнице по мере своего взросления и старения. В Китае правила несколько менее жесткие, и на Тайване есть случаи, когда талантливого молодого парня назначают начальником в обход других. В Японии посадить молодых людей, которые управляли бы стариками, невозможно. В Китае тоже все «настоящее», «почтенное» связано с понятием «старое». Однако не надо это понимать только биологически, считать, что китайцы абсолютизируют возраст. Важно понять, что возрасту соответствует способность учиться. Жизнь понимается как непрерывное обучение, как «созревание». Человек созревает, если он – человек, это та норма, которая признается для него сущностной. Даже если он опережает других, это значит, что он ускоренно проживает куски жизни, что он, даже будучи молодым, как бы старше своих сверстников. Знаменитое китайское понятие кунфу на самом деле значит «время духовного прозрения», кунфу обладает тот, кто вместил в себя вечность. При этом человек все равно должен вызреть, и даже самый талантливый не может получить кунфу раньше какого-то времени. В обучении существуют строгие критерии, в том числе и механический рост, так что тот, кто проучился 20 лет, будет стоять выше, чем тот, кто проучился 10 лет, в корпорации и в обществе. Потому что жизнь есть непрерывное учение. Нам трудно представить себе, насколько серьезно китайцы относятся к экзаменам, ученым званием и степеням. В джунглях нашего дикого капитализма над учеными званиями смеются.

Более того: жизнь человека продолжается после его смерти в том смысле, что мы можем познать значение подвижнического труда человека лишь по прошествии долгого времени. Поэтому в Китае превыше всего ценятся «древние люди».Одним словом, в Китае отсутствует наше понимание личности, и наш культ абстрактной рефлексии. Рефлексия здесь связана с правильным действием (ортопрактикой), а не с правильным мнением (ортодоксией). Их рефлексия темная, они смотрят как бы сквозь себя – в исток правильного действия, который принадлежит всем. Поэтому в Китае невозможен нарциссизм, и китайская культура не дает материала для столь популярных в Европе психоаналитических опытов.